Horch 930S (1939-1948)

В мае 1913 года в Санкт-Петербурге проходила Международная автомобильная выставка, на которую в качестве участника прибыл немецкий инженер Август Хорьх. Придя на выставку, господин Хорьх небрежно бросил свое пальто на спинку стула, поговорил с одним, с другим, отошел, а когда вернулся — пальто уже не было. После он напишет: «Это обстоятельство необычайно развеселило меня»… Русские увели пальто. Зато они сберегли для истории один из самых интересных автомобилей марки Horch.

ДОРОГИ ФЮРЕРА

«Автобаны станут для меня таким же памятником бессмертия, каким для фараонов являются пирамиды», — провозгласил Гитлер на одном из Берлинских автосалонов. Германию 30-х захлестнул настоящий бум строительства скоростных шоссе. Решая проблему дорог и безработицы, автобаны стали неотъемлемой частью и политической программы Третьего рейха — открытие очередной магистрали становилось государственным праздником и пропагандистским действом. «Германские дороги должны быть не только самыми быстрыми, надежными и современными, но и самыми красивыми на Земле», — писал в 1935 году пропагандистский листок Die Strasse.

И совершенно очевидно, что главным украшением новых дорог должны были стать автомобили. Теперь каждый год на Берлинском салоне ведущие автомобильные фирмы демонстрировали новинки с обтекаемыми кузовами. «Достаточно только понаблюдать за природой, чтобы понять, как должны выглядеть обтекаемые формы», — поучал фюрер своих конструкторов, и те дерзали. Из-под перьев автомобильных дизайнеров выходили самые смелые и футуристические проекты. На фоне угловатых современников их разработки казались публике машинами из будущего, но со временем такие фирмы, как Adler, Hanomag и DKW, смогли наладить серийное производство «штромлиненвагенов» среднего класса и по доступной цене. Модели же высшего класса пока так и оставались или опытными образцами или эксклюзивными творениями кузовных ателье.

ОБТЕКАЙ!

В феврале 1939 года распахнул свои двери Берлинский автосалон, ставший последним в мирной Европе. На стенде концерна Auto Union рядом с обычным Horch 930V и довольно старомодным Horch 830BL красовался прототип Horch 930S. Саксонской фирме было чем гордиться: вылизанный обтекаемый кузов с большими свесами и панорамным лобовым стеклом имел коэффициент лобового сопротивления, равный 0,43. Даже самые обтекаемые разработки того времени имели коэффициент Сх 0,50-0,60. Облик автомобиля был напрочь лишен вычурности, линии казались бесконечно чистыми, а хромированные украшения — строгими и лаконичными. Все было подчинено требованиям аэродинамики.

Творцом Horch 930S был доктор Пауль Ярай, еще с начала двадцатых экспериментировавший с обтекаемыми кузовами. Журнал Motor und Sport писал: «Аэродинамический стиль празднует окончательную победу, и теперь мы видим самую элегантную и комфортабельную машину. Ничего подобного до этого не выставлялось». Комфорт автомобиля был под стать его футуристичности. Широкий, с трехместными диванами салон имел тканевую обивку. Двери открывались нараспашку, как у шкафа, причем кузов не имел центральной стойки, переднее сиденье можно было разложить. На приборной панели штатно стоял радиоприемник, так что будущим владельцам не нужно было покупать его дополнительно. Но главной изюминкой комфорта был умывальник с холодной и горячей водой, встроенный в правое крыло лимузина.
На автосалоне Horch 930S предлагался по цене 17 000 рейхсмарок — на 5000 марок дороже обычного Horch 930V. Модель с умывальником предполагалось запустить в производство в 1940 году, но уже через полгода после автосалона вовсю шла война, и очень многим пришлось умываться не водой на пикнике, а кровью в окопах. Поэтому серийное производство решили отложить до лучших времен, а опытные образцы припрятать подальше от алчных рук Вермахта, «ставившего под ружье» абсолютно все автомобили.

СОВЕТСКАЯ ПАЙКА

Лучшие времена для Horch 930S так и не настали — беспощадные ковровые бомбардировки союзников превратили саксонский завод в руины. 17 апреля 1945 года Цвиккау заняли американские войска, но в соответствии с решениями Потсдамской конференции город отходил к советской зоне оккупации, и уже 1 июля там появились представители Советской Военной Администрации Германии. На завод Horch военным комендантом был назначен капитан Новогребельский, под руководством которого начался демонтаж станков и оборудования для вывоза в СССР согласно репарационному договору. Завод прекратил выпуск легковых автомобилей, которыми славился в тридцатые годы: рабочие были заняты сборкой грузовиков и ремонтом машин.

В начале 1946 года главным военным представителем СВАГ на заводы Horch и Audi был назначен майор Александр Сеферьянц. Майор слыл человеком толковым и с успехом разруливал далеко не благостные отношения между новой властью и старыми работниками завода. Ему даже удалось организовать горячее питание для сотрудников — небывалая «корпоративная привилегия» по тем временам: на большинстве других предприятий были сухие пайки по карточкам. А в свой день рождения комендант раздавал куски праздничного торта соседским детям. Поэтому неудивительно, что в Рождество 1947 года рабочие преподнесли майору подарок — ламповый радиоприемник, встроенный в масштабную модель автомобиля DKW.

Шофером у коменданта был Руди Вольраб, работавший до войны на заводе водителем-испытателем новых моделей. Когда его призвали в Вермахт, он воевал сначала во Франции, а потом на Восточном фронте, причем на тех же участках, что и его будущий пассажир. Майору импонировала его лихая манера вождения. Хотя начальник был и сам не прочь порулить продукцией своего завода. Однажды Сеферьянц устроил гонку по улицам Цвиккау: майор поспорил со своим водителем, что сможет разогнать малолитражку DKW F8 до скорости 100 км/ч. Руди полчаса гонялся за ним на «Хорьхе», но спор проиграл.

Как-то Сеферьянцу показали сохранившийся Horch 930S. Прошедший войну в автомобильных войсках майор повидал немало трофейных автомобилей, но такое увидел впервые. А тут ему еще доложили, что на заводе уцелели несколько комплектов кузовов Horch 930S! И майор Сеферьянц принял воистину маршальское решение — приказал собрать из комплектов автомобили.

Истосковавшиеся по мирной «легковой» продукции рабочие взялись за дело не столько с немецким педантизмом, сколько уже с советским огоньком. Всего было изготовлено семь автомобилей, из которых четыре пришлось сделать с измененной формой облицовки радиатора: фар овальной формы не хватило и пришлось переделать передок под круглые. Один из семи «хорьхов», построенных благодаря сметливости советского офицера, был передан главнокомандующему СВАГ маршалу Соколовскому, второй — премьер-министру Саксонии камраду Сельдману, один оставили на заводе для представительских целей.

МАШИНА ЕГО ДЕТСТВА

«Поехали мы как-то из Цвиккау в Дрезден на Horch 930S. Сели в машину, тронулись. На трассе вдруг внезапно открылась задняя правая дверь, машину повело, но отец сумел справиться с управлением и остановиться. Злополучную дверь закрыли и поехали дальше», — сын советского коменданта Виталий Сеферьянц хорошо помнит тот осенний день 1948 года, когда отец взял его с собой в поездку. Тогда ему было тринадцать лет, и жил он в доме напротив завода. Ездил майор на Horch 930S очень мало: на каждый день у него имелись два Horch 930V — лимузин и кабриолет, собранные на заводе еще при нацистах. Поэтому каждая поездка на «машине с умывальником», конечно же, была памятной.

Возвратясь из Германии в Москву, Виталий Сеферьянц закончил ВГИК и Иняз по специальности «Переводчик с немецкого языка» — его жизнь тесно связана со страной его детства. В музее концерна Audi он уже давно стал своим человеком, недавно передал туда тот самый радиоприемник, подаренный рабочими его отцу. А в прошлом году, спустя 57 лет, встретился в музее со своим другом Хилмаром Анвардом, жившим по соседству: после войны оба игрались порохом из патронов, которые Виталий таскал у своего отца. Порох размазывался по стенке и поджигался. Одна такая шутка стоила Хилмару бровей и оплеух от матери.

Из девяти изготовленных до и после войны «штромлиненов» до наших дней дожили всего два. Причем оба из той самой, «советской» партии. Один Horch 930S немцам удалось найти на заброшенной ферме недалеко от Оснабрюка еще в начале 80-х. Автомобиль находился в ужасном состоянии — когда-то на нем испытывали шины, и он был весь изуродован в авариях. Рама переварена, тормозная система отсутствовала, не в лучшем состоянии были двигатель и трансмиссия. После долгих споров автомобиль передали музею завода Audi, а там решили воссоздать довоенный облик автомобиля с овальными фарами. Шасси и двигатель делались в одной из немецких реставрационных мастерских, а кузов был отправлен во Францию, где им занялся маэстро Лекок. Чертежей не сохранилось, поэтому переднюю часть автомобиля вычерчивал по фотографиям дизайнер компании Peugeot Поль Брак. По его эскизам были изготовлены шаблоны, а по ним уже кузовщики воссоздали «лицо» машины. Еще один Horch 930S, тоже с круглыми фарами, обнаружился в конце восьмидесятых в Латвии и попал к реставратору Андрису Роде. На восстановление было затрачено около 6000 часов работы, однако труд был оценен по достоинству — на Эссенском мотор-шоу 1991 года он получил второй приз за реставрацию и специальный «Приз зрительских симпатий».

Лекок и Брак, чертежи и лекала, человеко-часы и современные технологии. У советского майора и полуголодных немецких рабочих в свое время не было ни первого, ни второго, ни третьего. Однако русские умели не только «польта подрезать». Когда-то им было под силу подковывать заграничных блох.

ТЕКСТ ИВАН БАРАНЦЕВ, ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА ВИТАЛИЯ СЕФЕРЬЯНЦА, АЛЕКСЕЙ КУДЕНКО / Ъ, HORCH

Автопилот, Декабрь, 2005 № 12 (141)

Метки: 830BL 930S 930V Adler Audi Auto Union DKW Hanomag Horch Август Хорьх

Яндекс.Метрика