Cadillac 

Cadillac La Salle 328 (1929)

Если у вас есть большой дом обязательно белого цвета, чтобы внутри не было слишком жарко от калифорнийского солнца, если из патефона льется оптимистичная музыка в исполнении Фэтса Уоллера, а черный шофер послушно ждет возле автомобиля марки La Salle того момента, как вы неспешно допьете одноименное вино… — самое время задуматься. Покой и безмятежность — верные признаки того, что где-то уже начали сгущаться тучи, из которых в этот благостный мир очень скоро ударит молния.

Быки и медведи

Так оно, собственно, и вышло. Оказавшись у власти, президент Гувер пообещал всем американцам «по курице в каждую кастрюлю», но вышло — хуже некуда. Поначалу гражданам было не до куриц, их больше интересовала фауна другого рода. В 1929 году казалось, что вся Америка покупает и продает акции. «Быки» толкали цены вверх. «Медведи» играли на понижение, но у них это получалось хуже. Люди были настолько уверены в завтрашнем дне, что брали в банках кредиты не для покупки нового автомобиля или дома, а на все те же акции. В октябре инвесторы занервничали, начали избавляться от акций, цены на которые тут же рухнули. Люди оказались без средств. Банки — без возвращенных кредитов, а производители товаров — без покупателей, у многих из которых теперь не было денег не то что на машину, но и на новую пару обуви. Так началась Великая депрессия, от последствий которой Соединенным Штатам удалось избавиться только спустя десять лет, когда грянула Вторая мировая война.

Но еще летом 1929 года ничто не предвещало беды. Из американских книжных магазинов и библиотек изымалась непристойная книжка «Любовник леди Чаттерлей». Русскоязычная американская пресса печатала фото летчика Леонида Минова, прыгнувшего с парашютом. В провинции Онтарио было установлено пять тысяч знаков со световозвращающим покрытием, которые потом стали применяться повсеместно. Наконец, в 1929 году в США было выпущено 5,3 миллиона автомобилей, что составило 85 процентов мирового производства.

Эти золотые и для Америки, и для ее автомобилестроения годы были временем быстрого совершенствования автомобиля, а бесспорным лидером использования новых технических решений стало отделение Cadillac Motor Car корпорации General Motors. Ведь именно на «кадиллаках» были введены такие новации, как сбалансированный коленчатый вал, улучшенная система зажигания, безопасное остекление окон небьющимся стеклом, окраска кузовов быстросохнущими лаками, полностью синхронизированные коробки скоростей и, конечно же, Cadillac La Salle — первая в истории человечества машина, созданная не механиками-мотористами, а художником-конструктором.

Фунт роскоши

Триумф «Ла Салля» был вполне закономерен. Он не только внешне выглядел эффектно, но и по своим динамическим качествам превосходил очень многих. Через три месяца после шумного публичного дебюта La Salle в 1927 году гонщик и водитель-испытатель Уиллард Рэндер по прозвищу Большой Билл на облегченном родстере «Ла Салль» со снятыми передними крыльями и подножками прошел 950 миль за десять часов по скоростной трассе только что сданного в эксплуатацию испытательного полигона «Дженерал Моторс» в Милфорде и показал фантастическую по тогдашним понятиям скорость в 95,3 км/ч.

Уже спустя год машина, которую создатели позиционировали и как drivers car, и как автомобиль для поездок с наемным шофером, претерпела массу изменений. А что вы хотите, раньше в Америке модельные ряды обновлялись ежегодно. И хотя внешне «Ла Салли» 1928 года мало чем отличались от машин-дебютантов, изменения все же были. Другими стали боковые лувры — теперь их стало двадцать восемь. Но не это главное! Дизайнерские мотивы «Ла Салля» перешли на большие «кадиллаки». Несомненно, Харли Эрл был выдающимся художником-конструктором.

Внешне «Ла Салли» предкризисного 1929 года отличались от прошлогодних огромными фарами. Главные же новинки спрятались внутри — прежде всего усовершенствованная коробка передач Syncro Mash с бесшумным рычагом переключения, а также новые тормоза на все колеса. Привод их был механическим, однако не доставлял хлопот даже дамам, решившимся сесть за руль. Еще все те же дамы оценили бы улучшенную подвеску всех колес со сдвоенными гидравлическими амортизаторами Delco. А их кавалеры — тот факт, что рабочий объем V8 расточкой цилиндров увеличивается на целый кубический дюйм. Да, чуть не забыли — полностью регулируемые передние сиденья создавали невиданный доселе комфорт и для водителя, и для пассажира. Серия «328» предлагалась с кузовами родстер и двумя типами фаэтонов на шасси с колесной базой в 125 дюймов. Однако самым популярным стилем кузова «Ла Саллей» 1929 года стал пятиместный четырехдверный седан, стоивший всего $2595 и весивший 4430 фунтов… Сколько там получается за один фунт роскоши?

Пыль в глаза

Читатель популярного журнала The Sportsman видел на странице рисунок, выполненный в стиле ар-деко: коротко стриженная леди, укутанная в шаль с кисеей, с обожанием смотрит на джентльмена в черном облегающем костюме. Однако спутник лорнирует совсем в другую сторону — под балюстрадой рассекает ночь мощными фарами красавец La Salle с поднятым вперед ветровым стеклом. И лозунг: «Очень эффектная эссенция из красоты, шика, изящества и роскоши».

В 1929 году шасси «Ла Салля» могли быть одеты в двенадцать типов кузовов от ателье Fisher Brothers и в два полузаказных, самых дорогих — от Fleetwood. Построенный Фишером семиместный седан на шасси с колесной базой в 134 дюйма стоил $2775. Если клиент не жалел еще $100, то он мог получить семиместный Imperial Sedan, то есть машину с дополнительными откидными сиденьями и стеклянной перегородкой между водительским и пассажирским отделениями. На таком La Salle было уже не стыдно выехать в высший свет и запросто запарковаться в компании «Больших кадиллаков» и «Больших линкольнов».

Однако и это не было пределом. Самым дорогим La Salle серии 328 1928 года стал полностью заказной Transformable Town Cabriolet, поставлявшийся «Флитвудом» и стоивший $4900. Особенностями этого кузова были массивная хромированная рама ветрового стекла, окрашенные в цвет кузова «фальшивые» рычаги складывания крыши, только одно запасное колесо, установленное позади кузова, а в качестве стандартного оборудования — тяжелые артиллерийские колеса с деревянными спицами.

Если денег на вышеописанное чудо не хватало, то можно было сделать более «праздничным» и обычный пятиместный, «семейный» седан. Например, оборудовать его спицованными тангентными колесами, что обошлось бы на $40 дороже стандартных дисковых колес, поставить «запаски» в крыльях и надеть на них чехлы по $12 за штуку, а наверху разместить на ремнях дополнительные зеркала заднего вида — еще $12. Если машине были уготованы большие путешествия, то можно было установить сзади багажную решетку с дорожным кофром, что в зависимости от типа кофра добавляло к стоимости «Ла Салля» от $60 до $100. Ну и, конечно же, комплект шин с белыми боковыми вставками за $230. А чтобы La Salle имел внешнее сходство с только что дебютировавшим «Супер-Кадиллаком», на крышке радиатора можно было установить дополнительную эмблему-статуэтку, которая по каталогу стоила всего $12. Посмотрите: мы умеем жить!

Безумный шевалье

Годы кризисов — лучшее время для всевозможных пророчеств и мистической трактовки происходящего. Прагматичная Америка — не исключение. Когда дела у фирмы La Salle пошли хуже некуда, нашлись умники, которые усмотрели недобрые предзнаменования в самом названии фирмы.

Детройтские автопромышленники любили присваивать своим роскошным автомобилям имена французских авантюристов, которые в стародавние времена завоевывали для «короля-солнце» новые земли. Марка Cadillac была названа в честь основателя Детройта Антуана де Ла Мотта Кадиллака. La Salle получил свое имя в честь не менее заслуженного шевалье. Рене-Робер де Ла Салль родился 21 ноября 1643 года в Руане. Какое-то время он провел в иезуитском монастыре, однако очень скоро попросился в миссионеры и прямо из Нормандии отбыл за океан. В Новом Свете он с группой французских же граждан и нанятых за побрякушки индейцев вел активную колонизаторскую деятельность, строя форты по всему восточному побережью от Ниагары до Майами. Он искал новую дорогу в Красную страну — Китай, однако попутно «присоединял» к Франции новые земли. Когда Ла Салль достиг в 1682 году устья Миссисипи, он облачился в красный плащ, водрузил на холме крест и отправил королю послание, в котором сообщал, что кладет к его стопам землю Луизиану, «ее моря, гавани, порты, заливы, все нации, города, деревни, шахты, полезные ископаемые, рыбную ловлю…» Правда, Людовик XIV вступать в правление всем вышеперечисленным хозяйством отказался, сочтя географические открытия Ла Салля «совершенно бесполезными». Очень скоро и сам герой нашел свою смерть на территории нынешнего штата Техас — шевалье застрелили взбунтовавшиеся участники его же экспедиции.

В случае с маркой La Salle все обошлось менее кроваво, хотя производителям автомобилей марок Marmon, Packard и Pierce Arrow успех «маленького Кадиллака» попортил много крови. В 1930 году удалось построить и продать вдвое меньше машин, чем до кризиса. А спустя десять лет столь успешная марка с гербом французского шевалье на эмблеме перестала существовать.

ТЕКСТ АЛЕКСАНДР НОВИКОВ, ДМИТРИЙ ГРОНСКИЙ, ФОТО ДМИТРИЙ ПОПОВ

Автопилот, Ноябрь, 2005 № 11 (140)

STARRING: RADILINA TROEVA, ISSAYAS TESFAMARIAM
SPECIAL THANKS TO FRED BAUSCH AND LEO POPOV

Метки: Cadillac Delco Fisher Brothers Fleetwood Imperial La Salle Marmon Packard Pierce Arrow Syncro Mash Transformable Town Cabriolet

Похожие

Яндекс.Метрика