На досуге 

Гас Вилсон и радость газонокосильщика

Владелец и главный механик «Образцового гаража» Гас Вилсон и его юный ассистент Стен Хикс знакомы миллионам американских автомобилистов старшего поколения. Но в действительности этих людей не существовало! Они — такие же персонажи, как Шерлок Холмс и доктор Ватсон или, скажем, Ниро Вульф и Арчибальд Гудвин, если говорить о детективах. На протяжении нескольких десятилетий в каждом номере журнала «Попьюлар Сайенс», уделяющего немалое внимание автомобильной тематике, появляются истории про Гаса и Стена.

Мы продолжаем публикацию этих поучительных рассказов.

Как-то в воскресенье, около пяти утра, Гаса Вилсона, знаменитого содержателя «Образцового гаража», пробудил настойчивый звонок телефона, стоявшего рядом с кроватью. Он сонно поднял трубку.

— У меня жена рожает, — послышался чей-то взволнованный голос, — просто не знаю, что делать! Вы можете прямо сейчас приехать?

— Ошиблись номером, — недовольно буркнул Гас. — Вам доктор нужен, мистер, а не механик.

Повесив трубку, он нырнул обратно под одеяло.

— Господи! — простонал он. — Теперь меня уже вызывают принимать роды!

Телефон затрезвонил снова.

— Не вешайте трубку, Гас! — взмолился все тот же голос. — Это Том Бэском, служащий из гольф-клуба. Понимаете, у меня жена рожает, и я проторчал в больнице весь вчерашний день и почти всю ночь. Завтра соревнования, а часть газона так и не…

— Дай-ка сюда трубку, Бэском, — прорезался в телефоне еще чей-то, довольно нелюбезный голос. — Гас Вилсон, что ли? Ну вот что, Вилсон — ежели вы мигом не приедете сюда и не почините эту поганую косилку, я сегодня же вышвырну на улицу этого болвана Бэскома вместе с ребенком, пеленками и прочим барахлом!

— Уже выезжаю, — заверил Гас, одновременно сбрасывая одеяло и хватаясь за штаны. Он прекрасно знал, что молодому Бэскому совсем ни к чему терять в такой момент работу в клубе.

Когда в занимавшемся утреннем свете Гас проехал по гравийной дорожке к подсобным строениям клуба, глазам его представилась невиданная картина. Сэм Эбернти, тучный председатель гольф-клуба, при полном клубменском параде неистово дергал пусковой шнур древней бензиновой газонокосилки. Том Бэском, тощий, с унылой физиономией молодой человек, нервозно переминался поблизости.

— Черт бы побрал этот проклятый агрегат! — взревел Эбернти таким голосом, что с окрестных деревьев стайками брызнули перепуганные воробьи.

— Здоров, Том, — приветливо произнес Гас. — Здрасьте, мистер Эбернти… Что стряслось?

— Что стряслось, что стряслось! — гаркнул Эбернти. — Турнир через каких-то три часа, К а этому идиоту Бэскому вздумалось заиметь дитятю… В смысле, он так и не выкосил газон вокруг шестой и седьмой лунок. Будучи председателем оргкомитета, я буду жутко возмущен, если… Да черт побери, чего вы застыли, как истукан? Давайте принимайтесь за эту заразу!

— На этих древних аппаратах довольно капризные двигатели, — заметил Гас, ставя ящик с инструментами рядом с косилкой. — Я бы не винил в этом Тома.

— Не винил! — Эбернти раздраженно взмахнул пусковым шнуром. — Почему он не держит газон в порядке?

— У вас был когда-нибудь ребенок, мистер Эбернти? — поинтересовался Гас, выворачивая из мотора свечу и прикладывая ее резьбой к головке цилиндра. — Говорят, это здорово выбивает из колеи.

Гас намотал шнур на шкив и дернул. Между электродами свечи проскочила мощная искра. Гас вновь намотал шнур и еще раз заткнул отверстие для свечи пальцем, чтобы оценить компрессию.

— Кончайте жевать мочало, любезный, — нетерпеливо произнес Эбернти. — Чините, чините — а ты, Бэском, имей в виду: ежели к восьми газон не будет гладким, как щечка младенца, я…

— Щечка младенца, — мечтательно проговорил Бэском, двигаясь в сторону главного здания клуба. — Пойду позвоню в больницу, может, там чего уже произошло.

— Да вернись ты, идиот! — рявкнул ему вслед Эбернти, но в этот момент Гас сунул в руки председателю шнур.

— Дергайте, мистер Эбернти. Обалдевший Эбернти дернул. Когда мотор крутанулся, Гас заметил, что из подшипников коленвала, расположенного здесь горизонтально, выбивает масло. Засорился сапун картера, подумал он.

— Вам не трудно раздобыть консервную банку бензина? — небрежно бросил Гас, склоняясь над косилкой. — Сапун надо промыть.

— Раздобыть банку бензина?! — задохнулся от негодования Эбернти. — Послушайтека, Вилсон — а вам не кажется, черт побери, что это дело этого придурка Бэскома?

Доставая из инструментального ящика кусок тряпки и щетку, Гас только ухмыльнулся. Кипя негодованием, раскрасневшийся председатель выкопал из развала в сарае пустую консервную банку и направился к бочке с бензином.

— Спасибо, старина, — бросил Гас.

Для начала Гас тщательно прочистил воздухоочиститель и сетку сапуна, а также заглянул в топливной бак на предмет наличия в нем бензина. Решив не тратить время на снятие крышки, закрывающей прерыватель и магнето, Гас проверил зажигание, сунув в отверстие для свечи карандаш. Свеча, как и полагалось, проскакивала в тот самый момент, когда поршень слегка не доходил до верхней мертвой точки. Удовлетворенный этими изысканиями, он завернул на место свечу, закрыл воздушную заслонку и слегка приоткрыл дроссельную, после чего дернул за шнур. Мотор, однако, даже не чихнул.

Том Бэском появился снова.

— Доктор твердит, — сказал он обеспокоенно, — что все будет в порядке — но как я-то об этом узнаю? Пожалуй, надо туда поехать.

— Да конечно все будет в Порядке — цаца какая! — взорвался Эбернти. — В больницу намылился? И думать забудь! Тебя ждет работа!

— Том, — вмешался Гас, — а долго тебе стричь эти газоны?

— По меньшей мере, пару часов, — отозвался Том. — А сейчас уже почти шесть.

— Может, — предложил ему Гас, — тебе лучше раздобыть где-нибудь другую косилку, а эту я заберу в мастерскую — сэкономим время.

— Другую косилку?! — эхом отозвался Эбернти. — Вы что, забыли, что сейчас воскресенье, все закрыто? А потом, я сильно сомневаюсь, что в округе найдется косилка, удовлетворяющая нашим требованиям. Я плачу Бэскому за то, чтобы газон был всегда аккуратно подстрижен, и клянусь всеми чертями, я шкуру ему спущу, если… Эй, Бэском,куда это ты опять поперся?

— Простите, — промямлил Бэском, бросаясь бежать к зданию клуба. — Лучше еще разок позвоню.

— Есть кое-какие вещи, мистер Эбернти, — сухо произнес Гас, — которые вы никогда не сможете купить за деньги, в воскресенье там или не в воскресенье. Теперь насчет мотора. Я приложу все возможные усилия, чтобы исправить его здесь, не забирая в мастерскую.

— Ну ладно, ладно, — плаксиво простонал Эбернти. — Только пошевеливайтесь.

— Когда человека без толку торопят, — наставительно произнес Гас, вытаскивая из кармана трубку, — его голова нуждается в отдыхе.

Тем не менее, сказал он себе при этом, лучше бы действительно пошевеливаться и завести этот чертов агрегат, покуда не появились собратья Эбернти и лично не принялись выгонять кроликов из зарослей травы вокруг лунок. Теперь ясно, что искра есть, а опережение вроде в норме. Так что, если есть что поджечь… что ж, значит, поджигать нечего.

В ходе этих размышлений Гасу припомнилось, что когда он прокручивал мотор с прикрытой воздушной заслонкой, из карбюратора не доносилось характерного сипения, свидетельствующего об избытке подаваемого бензина. Отсоединив бензопровод, он обнаружил, что сеточка в баке плотно забита обрезками травы. После прочистки сетки и карбюратора мотор подхватил с первого же рывка. Правда, несколько раз чихнув, он тут же умолк. Гас лихорадочно наматывал шнур на маховик и дергал, подкручивая по ходу дела регулировочные винты. Чертова тарахтелка, ну что же с ней такое? Он бросил взгляд на часы. Шесть тридцать.

— Проклятье! — заныл Эбернти. — Вы ведь ее завели — почему она опять глохнет? Через час с небольшим уже игроки соберутся. Где этот поганец Бэском? Я сейчас сорву этот чертов телефон со стены!

— Подергайте-ка за меня, ладно? — безмятежно произнес Гас, вручая председателю пусковой шнур.
Эбернти в полном отчаянии огляделся, ухватился за шнур и дернул. Гас приставил к верхушке свечи отвертку-пробник с неоновой лампочкой. При первых оборотах мотора за стеклянным колпачком замигали яркие искорки, которые быстро потускнели и угасли. Мотор заглох.

— Ага! — буркнул Гас. — Так и знал, что будут подобные фокусы.

Из окна клубного здания высунулась голова Бэскома.

— Доктор уже трубку вешает! — радостно объявил он.

— Да иди же сюда, придурок! — проревел в ответ Эбернти.

Попробуй сосредоточься в этом дурдоме, подумал про себя Гас, повнимательней присматриваясь к миганию отвертки. Он заметил, что неонка светится только при вспышках в цилиндре, и гаснет еще до полной остановки двигателя. Похоже было на то, что искра пропадала в тот самый момент, когда с маховика слетал последний виток пускового шнура.

Гас оглядел коренные подшипники и обнаружил, что они здорово изношены — коленвал заметно болтался. Поскольку на нем был установлен кулачок прерывателя, вкупе с износом подвижного контакта прерывателя люфт этот попросту не давал контактам размыкаться — за исключением того случая, когда вал слегка приподнялся при рывке пускового шнура. Как только шнур слетал с маховика, вал падал обратно вниз, отчего кулачок оказывался слишком далеко от подвижного контакта. Таким образом, зажигание в двигателе происходило только в момент запуска, когда вал перемещался вверх.

В качестве временной меры вполне можно было просто увеличить зазор в прерывателе. Гас быстро собрал магнето и дернул за шнур. Мотор ровно затрещал.

— Вот теперь порядок, — объявил он.

— Слава те господи! — простонал Эбернти. В этот самый момент из здания клуба пулей вылетел Бэском.

— Мальчик! — радостно визжал он. — Восемь фунтов!

— Здорово! — Гас тепло стиснул руку Бэскома.

— Поздравляю! — Самое удивительное, что Эбернти, похоже, действительно говорил искренне. — А теперь не будете ли вы так добры скосить посредством этой косилки остатки травы, пока не появились наши ребята, мистер Бэском?

— Вот уж не ожидал,— рассказывал Гас своему помощнику, Стену Хиксу, когда они открывали «Образцовый гараж» в понедельник утром, что Сэм Эбернти способен назвать Тома Бэскома «мистер» и сказать комуто «будьте добры». От радости по поводу этой косилки у старика просто в зобу дыханье сперло.

— Представляю, что там творилось, — хихикнул Стен. — Я слышал, что Бэском вызвал его в клуб в четыре часа утра, и он там на всех бросался, словно тигр в клетке.

— Самое интересное, — заметил Гас, — что чем больше он там визжал и орал, тем меньше Том на него обращал внимания. Эбернти не отвлек бы его от ребенка, даже если б в пароходную сирену дудел. Ну и намучился же я с этой проклятой косилкой! Все, что угодно подозревал, кроме коренных подшипников.

Мартин Ванн, 1955
Перевел с английского А. Лисочкин
Т. Шибанова, графика
Авторевю №2, 1993

Метки: Гас Вилсон Мартин Ванн Образцовый гараж Стен Хикс

Похожие

Яндекс.Метрика