Henry LELAND

16.02.1843 — 26.03.1932

Как нужно любить жизнь, какой обладать энергией, чтобы в 60 лет основать одну автомобильную компанию, да не какую-нибудь, а Cadillac, а в 78 — вторую, тоже не слабую — Lincoln? Откуда черпал силы Генри Мартин Лилэнд, поставивший на ноги одну фирму и заложивший надежный фундамент другой?

Henry Martin LELAND

Henry LELAND

Этот удивительный человек детство которого не было счастливым и безоблачным, с 11 лет пополнял незавидный семейный бюджет деньгами, заработанными чисткой обуви. Он был восьмым ребенком в семье бедного фермера, и не будь в их доме религиозного духа, а в сердцах — истинной христианской веры, неизвестно куда могли привести Генри нужда и голод.

Учение квакеров, к общине которых принадлежали Лилэнды, проповедовало идею о «внутреннем свете» христианства, «посредством которого вы можете ясно увидеть, вдохновлены ли ваши поступки, да и ваши слова и мысли, вдохновлены ли они Богом или нет. И повинуясь этому божественному свету в его святых догматах, вы окажетесь за пределами темных и неправедных путей и дел этого мира и вступите на праведный путь Христа, окажетесь среди его истинных, самоотсерженных последователей».*

Видимо, Генри ступил на этот праведный путь, приведший его к вершинам мастерства, а затем и всеобщему признанию. Признанию, прежде всего, за точность, которая в паре с предпринимательской жилкой Лилэнда не раз позволяла находить блестящие инженерные решения.

В 1906 году по инициативе Генри Лилэнда компания Cadillac впервые стала выпускать модель с полностью закрытым кузовом. Двухместное закрытое купе модели М Лилэнд избрал в качестве личного автомобиля. Этому малышу, вид которого сегодня трудно соотнести с названием Cadillac, Генри дал гордое имя Оцеола в честь известного вождя индейского племени семинолов. На нем Лилэнд в течение многих лет преодолевал путь между фабрикой и домом. Он так полюбил этот маленький очень удобный, но не очень симпатичный одноцилиндровый автомобиль, что предпочел его выпускавшейся в те годы четырехцилиндровой модели D, пользовался им и после презентации значительно более комфортабельного восьмицилиндрового Cadillac типа 51. И как он им пользовался! Инженер Cadillac Бил Фольц (Bill Foltz) позже вспоминал, что Генри Лилэнд очень часто вводил слегка наклоненную вперед машину в крутой вираж, а затем звонил на завод, чтобы Оцеолу снова ставили на колеса. «Пока автомобиль был новым, Лилэнд ездил на нем со скоростью около 50 км/ч. Однажды утром по пути на работу он столкнулся с трамваем, а в тот же вечер по дороге домой — с машиной угля. Его дочь часто приходила ко мне с просьбой сделать «Оцеолу» чуть помедленнее».

Кажется невероятным, чтобы очень требовательный к себе Лилэнд испытывал такую привязанность к какой-то машине, и еще меньше в это верится после осмотра Оцеолы. Автомобиль, длиной всего лишь 208 и шириной 130 сантиметров, сильно напоминавший закрытую машину, построенную несколькими годами ранее Луи Рено, достигал в высоту 221 сантиметра! Родные Лилэнда называли Оцеолу «дедушкиным цилиндром», но не за разработанный дедушкой одноцилиндровый двигатель, а за специфический кузов, построенный на Wilson Body Company под руководством малоизвестного в ту пору Фреда Фишера (Fred J. Fisher), который несколько лет спустя получил широкую известность благодаря производимым для Cadillac шикарным кузовам.

10-сильный двигатель Оцеолы, как и у всех одноцилиндровых моделей, размещался под сиденьем. У первых Cadillac капота не было — он появился позже под влиянием европейской автомобильной моды.

Толку от такой конструкции в передней части автомобиля было, разумеется, мало: подкапотное пространство неизменно пустовало — там находился разве что ящик с инструментами. Хитроумные автомобилисты хранили там несколько бутылок пива и охлаждали питье во встречном воздушном потоке. Это, правда, никак не относилось к Генри Лилэнду, который, строго придерживаясь христианской морали, не курил и за всю жизнь ни разу не брал в рот спиртного.

Говоря о выпивке, можно вспомнить о том, как в 1904 году торговец из Вашингтона, пытаясь продать одноцилиндровый Cadillac изрядно подвыпившим клиентам, убеждал их взобраться на машине по лестнице Капитолия. Рекламный отдел Cadillac воспользовался даже этой неудачной попыткой, опубликовав следующее: «Он дорого заплатил за это удовольствие, по крайней мере, он теперь знает, что автомобилю не все подвластно».

Первая попытка завоевать Конгресс окончилась неудачей, но у Cadillac все еще было впереди: и завоевание двух престижнейших Трофеев Дюара, и всемирное признание, и благосклонность американских (и не только) президентов. Не Капитолий, так Белый Дом! Но первые лавры марке Cadillac снискал все же малыш «с одним легким». По сравнению с двумя своими конкурентами — Oldsmobile и Ford — у Cadillac было большое преимущество, усердно подчеркивавшееся в рекламе, — надежность. В 1903 году в нескольких объявлениях упоминался господин Этвуд (I. L. Atwood), который на одноцилиндровом автомобиле с четырьмя пассажирами за семь часов без перерыва проехал из Нью-Йорка в Уотербери (Waterbury), Коннектикут. (Хотя пройденный путь составлял лишь около 150 километров, не надо забывать, что в начале нового столетия улицы были совсем не такими, какими мы привыкли их видеть сегодня). Уилсон (А. Н. Wilson) из Кантона, Огайо, своим одноцилиндровым Cadillac сдвинул с места и тянул вверх по перегону с четырехпроцентным уклоном два полностью загруженных железнодорожных вагона. По этому поводу рекламный отдел Cadillac писал: «Была также опробована двухцилиндровая модель, но она создавалась не для того, чтобы передвигать железнодорожные вагоны. Так стоит ли ради этого обновлять мотор Cadillac? Конечно, нет».

Лилэнд сохранил верность своему детищу почти до конца жизни. Даже когда основанный им Lincoln начал выпускать первые комфортабельные автомобили, Генри Лилэнд не покинул своего «вождя краснокожих». В этой связи почему-то вспоминается тот факт, что другой Генри — Форд вскоре после покупки компании Lincoln с удовольствием ездил на автомобиле этой марки.

У Оцеолы была долгая «карьера»: после того, как Генри Лилэнд перестал сам на нем ездить, автомобиль был перевезен на дачу Лилэндов в Ингсвиле, Онтарио, где его долгие годы использовали для прогулок и первых уроков по вождению. В 30-х годах (Лилэнд умер в 1932-м) долговязый автомобиль даже предстал в качестве кинозвезды на Чикагских всемирных выставках (1933 и 1934 г.г.) Правда, это были лишь рекламные фильмы, где Cadillac выступал объектом демонстрации высокого качества американской промышленности. Затем Оцеола провел несколько лет в музее в Чикаго, прежде чем в 1953 году был перевезен в Детройтский музей Истории Промышленности («Detroit Historical Museum’s Hall Of Industry»), где он стоит и сегодня, удивляя посетителей своей оригинальностью.

Владимир СОРОКОЛАТ
«Motor News»

* Цитата из трактата основателя Пенсильванской колонии Квакеров — теолога и философа Уильяма Пенна.


АвтоОбоз © 1999-2017. Версия 4.0. Идея и создание: Александр Флегентов

Яндекс.Метрика