Русский “Мерседес”

Луцкой щедро изобретал, Даймлер — патентовал

Если когда-нибудь судьба вас забросит в Германию, в Штутгарт, и вы окажетесь рядом с огромным стеклянным зданием с трехлучевой — в круге — звездой на крыше, то знайте — это главный завод знаменитейшего, легендарнейшего “Мерседеса”. Можете снять шляпу и постоять в благоговейности. Но после этого все же зайдите внутрь, потому что на первом этаже — музей “Мерседеса”. Первое, что вы увидите: бронзовые бюсты Карла Бенца и Готлиба Даймлера — создателей автомобильного бренда номер один. А потом попробуйте подойти к экскурсоводу и спросить его: “Известно ли вам имя Бориса Луцкого, русского инженера, который тоже принимал участие в создании “Мерседеса”?”. Может быть, вам расскажут вот это?..

…Борис Григорьевич Луцкой родился в 1865 году под городом Бердянском Таврической губернии. Учился в Константиновском реальном училище в Севастополе, которое успешно окончил в 1882-м. Наиболее преуспевших в науках учеников посылали за границу для продолжения образования. Борис Луцкой, несомненно, относился к их числу, поскольку о его командировании за границу хлопотал сам директор училища князь Урусов. Так юноша был направлен в Мюнхен. Поступив в технологический институт, он с головой погрузился в учебу и практическую инженерную деятельность. Предметом изучения стали двигатели внутреннего сгорания. Еще не окончив института, он выдвинулся в число самых перспективных разработчиков газовых моторов. Неудивительно, что вместе с дипломом инженера Борис получил целый ряд приглашений от немецких компаний. Перед молодым человеком встала дилемма: вернуться на родину и попытаться найти себя там либо принять одно из предложений. Луцкой наверняка понимал, что в России ему не удастся полностью реализовать свой потенциал. Тем не менее он решил вернуться — для “отбытия воинской повинности”. Отслужив в армии, он все-таки опять уехал в Мюнхен, но на этот раз русский инженер прибыл в Германию с чертежами изобретенного им двигателя.

Немцы обласкали талантливого русского инженера: двадцати пяти лет от роду Луцкой — главный инженер крупнейшего в Германии “Нюрнберг Машиненбау”; сегодня эта фирма известна под аббревиатурой МАН.

Можете ли вы себе представить, что в “двигательной” эпохе наступили совсем другие времена, когда кто-то догадался цилиндр расположить не горизонтально, а вертикально, а коленвал — внизу, под ним? И этот “кто-то” — русский инженер, дворянин Борис Луцкой. В гонке интеллектов Луцкой опережает многих, даже самого Даймлера, создав в 1895 году двигатель почти в два раза мощнее! А то, что на первой автомобильной выставке в Берлине были представлены аж три автомобиля Луцкого, — ни о чем не говорит?

Да если бы только автомобили! Самые мощные в мире судовые двигатели — до шести тысяч лошадиных сил, самый большой самолет с фантастической для тех лет мощностью каждого из двух двигателей — 60 лошадиных сил, и другой самолет — самый быстрый в мире, на котором немецкий летчик Хирт в 1912 году установил рекорд скорости — 160 километров в час, — это все конструкции Бориса Луцкого. Но производство — немецкое.

Борис Луцкой становится соучредителем “Европейского автомобильного союза”! Его компаньоны — Даймлер, Дизель, Лонер… Германское правительство поручает именно Луцкому представлять автомобильную экспозицию Германии на Парижской выставке 1901 года, и в том же году Луцкой привозит под очи императора всея Руси Николая Второго три свои “моторные телеги”. За это конструктор был сверх всякой меры императором обласкан и даже награжден высочайшим орденом Святого Станислава! Кстати, все машины Луцкого были тут же куплены российским военным ведомством, и более того — заказано множество других машин.

За год (!) до создания легендарного “Мерседеса” Борис Луцкой выкатывает в мир автомобиль под названием “Феникс”, буквально напичканный неведомыми ранее конструкторскими решениями. И некоторые из них перекочевывают в “Мерседес”: штампованная стальная рама, зажигание от магнето “на отрыв”, Т-образная головка цилиндров, 4-цилиндровый вертикальный блок двигателя, ножной акселератор вместо ручного, поставленный перед двигателем радиатор — вот лишь небольшой перечень внедрений Бориса Луцкого

В начале века Германия продает сотни машин по всему миру под маркой “Даймлер”. И только в Россию, по настоянию Луцкого, эти машины идут под маркой “Даймлер—Луцкой” или даже “Луцкой—Даймлер”.

Есть редкий снимок тех времен: справа — напряженный перед камерой Даймлер, слева — интеллигентный, с бородкой Майбах, а в центре — высоченный, вальяжный, улыбающийся человек. Он стоит как хозяин — это Луцкой. Вся беда была в том, что Луцкой работал на Даймлера, он щедро изобретал, а Даймлер щедро патентовал.

И — недооценил Борис Григорьевич немцев: когда он, директор “Европейского автомобильного союза” (!), потребовал, чтобы весь экспорт шел под маркой “Луцкой—Даймлер”, ему, естественно, отказывают, а затем исчезает и марка “Даймлер”, тем более что Готлиба уже нет в живых, появляется “Мерседес”, и сразу вслед за этим пожар на заводе уничтожает оригиналы в металле и оригиналы чертежей — в мире нет сейчас ни одного подлинного “Мерседеса” 1901 года выпуска.

Судьба Луцкого сложилась драматично. В 1913-м он выступает в Санкт-Петербурге на одном из заседаний Русского технического общества с докладом о своих работах. Затем начинает переговоры с промышленниками об организации в Санкт-Петербурге завода по производству двигателей. Летом 1914 года он возвратился в Германию, где был арестован. Через неделю началась Первая мировая война. Его хотели заставить работать на немецких заводах, но Луцкой ни на какие предложения не пошел. Его продержали в тюрьме Шпандау всю войну и освободили только в 1918-м после ноябрьской революции в Берлине. Ему предлагали остаться в Германии, но он категорически отказался и в 1919-м вернулся в Россию, где вскоре умер.

…Штаб-квартира “Мерседеса” в Штутгарте. На первом этаже — шикарный музей “Мерседеса”, у самого входа которого установлены два бронзовых бюста людей, которые при жизни никогда не встречались, — Карл Бенц и Готлиб Даймлер.

Я подошел к пожилому экскурсоводу и спросил:

— А знакомо ли вам имя русского инженера Бориса Луцкого? Он работал вместе с Даймлером над созданием первого “Мерседеса”.
— Нет, сэр, — ответил он по-английски, — русские в создании “Мерседеса” не участвовали…

Юрий Гейко
обозреватель «Новой»

06.03.2007

Автомобильная газета «ШОФЕР» №2

АвтоОбоз © 1999-2017. Версия 4.0. Идея и создание: Александр Флегентов

Яндекс.Метрика