Пророк, или Одинокий рыцарь России

…Он первым в мире построил автомобильный двигатель с вертикальным расположением цилиндров (до этого цилиндры располагались исключительно горизонтально). В 1895 году он построил двигатель в два раза более мощный, чем у самого Даймлера.Еще за год до создания первого «Мерседеса» он демонстрирует автомобиль, напичканный конструкторскими решениями, перешедшими позже в тот же «Мерседес»: штампованная стальная рама, зажигание от магнето «на отрыв», ножной акселератор вместо ручного, радиатор перед двигателем…

По признанию современников, «двигатель и шасси автомобиля его конструкции превосходили лучшие зарубежные образцы».

В 25 лет он – главный инженер компании «Нюрнберг Машиненбау» (ныне – МАН).

Он – председатель Германского автомобильного клуба и соучредитель «Европейского автомобильного союза». Его компаньоны – известнейшие конструкторы и промышленники того времени с мировыми именами. Именно ему германское правительство поручает представлять на Парижской выставке 1901 года автомобильную экспозицию Германии.

Кто этот человек? Карл Бенц? Майбах? Рено? Луи Шевроле? Или, может быть, сам Студебеккер?.. Нет. Это – Луцкий Борис Григорьевич, выдающийся русский конструктор и инженер, человек, достойный не только стоять в одном ряду с перечисленными именами, но и обеспечивший мировую славу кое-каким из этих имен… Даймлера и Майбаха у нас знают все, Луцкого – узкие специалисты да историки. Пророков нет? Это неудивительно – ведь даже при жизни он часто именовался в России как «германский инженер Луцкий»… На самом деле Луцкий был только русским. Судите сами.

…Борис Григорьевич Луцкий (по некоторым источникам – Луцкой) родился в 1865 году в Бердянске Таврической губернии. Учиться его определили в Севастополь, в реальное училище. Инженерный дар проявился в нем уже тогда: еще будучи студентом, он получил патент на изобретенный им двигатель, у которого клапаны приводились в действие общей толкающей штангой. Директор училища, князь Урусов сам настоял на продолжении образования и в 1982 году направил его в Мюнхен, в политехнический институт. Получив диплом, молодой инженер вернулся в Россию, чтобы, по его же словам, «отбыть воинскую повинность». После службы Луцкий принимает приглашение и уезжает в Германию, где «имеет возможность применить свои знания на практике». Практика была успешной: «газовый двигатель» Луцкого обратил на себя внимание, патент на этот мотор покупает «Нюрнбергская Машиностроительная Компания» (ныне – МАН), а его самого приглашают в эту компанию сразу главным инженером. В Нюрнберге прошли шесть лет его жизни, за которые им было налажено серийное производство двигателей внутреннего сгорания.

В 1897 он основал в Берлине собственное КБ (позднее оно было поглощено фирмой Даймлера). Круг его интересов был очень широк: трициклы, автомобили, автомобильные, авиационные и судовые двигатели. Один из его моторов предвосхищал идею «адиабатного двигателя», над созданием которого специалисты работают и сегодня. Развивая мощность 4,4 л.с. при 1200 об/мин., он был самым быстроходным для своего времени. По отзывам современников (1899 г.) двигатели Луцкого могли быть «поставлены наряду с лучшими бензиномоторами».

Сегодня мало кто знает, что до появления самого первого Mercedes существовал автомобиль Fenix, с которого его во многом и скопировали. Так вот Fenix — это не продукт деятельности Готлиба Даймлера, не изобретение Майбаха, каковому приписывают его создание, а детище Бориса Луцкого. Это исторический, но, к сожалению, малоизвестный факт.

Покинув пост главного инженера компании МАН, Борис Григорьевич переезжает в Берлин, куда его пригласили представители крупного немецкого капитала. Там Луцкий работает сразу на группу фирм, в том числе и на фирму Г. Даймлера. Луцкий внес в создание автомобилей «Даймлер» огромный вклад. Он, будучи техническим директором, входил в совет директоров одного из даймлеровских предприятий. А в 1897 году он вместе с Даймлером, Дизелем, Лонером, Румплером и Ван дер Зипеном основал «Европейский автомобильный союз».

Казалось бы, у Луцкого есть все, о чем может мечтать честолюбивый инженер – он признан в мире и не просто известен – знаменит! Мотор его конструкции на Берлинской выставке 1899 года получает золотую медаль, электромобили, развозившие почту в Берлине – также его конструкции. Что еще? Он богат, в конце концов! Но, живя на чужбине, Луцкой помнил о своей Родине. Он не переставал оставаться российским подданным, являясь атташе по промышленным вопросам в посольстве России в Берлине.

В 1900 г. Луцкой привез из Германии для ходовых испытаний на Ижорском заводе две «моторные телеги» — грузовики грузоподъемностью 300 пудов (около 5 тонн), которые он сконструировал и построил в Мариенфельде на заводе Даймлера. 30 апреля 1901 года конструктор был представлен Императору Всея Руси Николаю II, в присутствии которого он и продемонстрировал свои достижения. Император, будучи поражен «моторами» Луцкого, наградил его орденом Святого Станислава, а его машины были тут же куплены военным российским ведомством.

В 1913 г. Борис Григорьевич приезжает в Петербург, где выступает в Русском техническом обществе с докладом о своих работах, ведет переговоры с промышленниками об организации в Санкт-Петербурге завода по производству двигателей. А много раньше – в 1900 году – Луцкий пишет письмо русскому военному агенту в Берлине князю Павлу Николаевичу Енгалычеву. В этом письме инженер предлагает свои услуги России в качестве автоконструктора и, кроме того, проект автомобиля для армии, снабженного орудием:

«Желая посильно быть полезным своему отечеству, я позволю себе сделать Вашему сиятельству некоторое сообщение о моих последних изобретениях по применению автомобиля для передвижения скорострельных орудий… В последнее время я сосредоточил свою деятельность на изыскании средств к применению автомобилизма к военному делу. Придя в этом вопросе к значительным результатам, я считаю, как русский подданный, своей священною обязанностью сообщить о таковых Вашему сиятельству…»

Луцкий, понимая, насколько важно его изобретение для развития военной мысли, не мог не осознавать, что в немецкой армии его изобретение пройдет быстрее, чем в русской и принесет куда больше денег, но он обратился именно к представителю отечества. Он оставался русским, даже живя десятилетия в Германии.

Енгалычев добросовестно переправил письмо Луцкого в Петербург, но то ли в министерстве пожалели 4 тыс. рублей на «самоходную пушку», то ли еще что, но письмо осталось без ответа…

Луцкий не опустил рук: он обратился в морское министерство и уже в следующем, 1901 году его грузовик развозил грузы по Петербургу. А в 1902 году Борис Григорьевич предложил опробовать машины своей конструкции на ежегодных маневрах под Курском. Это был первый документально зафиксированный опыт применения автомобилей в русской армии. То был звездный час Луцкого: он служил России!..

Дальнейшая судьба инженера сложилась драматично. Желание быть полезным своей родине обернулось для Луцкого трагедией: в июле 1914-го, после возвращения в Германию его арестовали, обвинив в шпионаже в пользу России. В то время в Германии брали под стражу всех русских – преддверие войны. Луцкий был не робкого десятка — во время ареста он оказал сопротивление, отстреливался, но был схвачен. Через неделю началась первая мировая. Немцы пытались заставить Луцкого работать на свою военную промышленность, но он не шел ни на какие соглашения. Его продержали в тюрьме в Шпандау всю войну и освободили только в 1918-м после подписания мирного договора. Уговаривали остаться в Германии, но он категорически отказался и в 1919 вернулся в Россию. Каких-либо документов о дальнейшей судьбе русского инженера Бориса Григорьевича Луцкого нет, и поэтому даже точная дата его смерти неизвестна: по слухам, он скончался в 1920 году, но на сегодня известно уже 90 его патентов, зарегистрированных вплоть до середины 30-х. Заявки на них поданы самим Луцким.

Борис Григорьевич Луцкой. Одинокий рыцарь России. Мы в долгу перед ним за столетие забвения. Провожая взглядом проносящийся мимо лоснящийся «Мерседес», не забудем, что у истоков этих, и не только этих, машин стоял русский инженер, блестящий конструктор, чьи идеи оказали значительное влияние на развитие мирового автомобилизма.

Луцкий не носил мундира, но вся его жизнь была служением и посвящением России. Даже за границей.

P.S.: В начале века Германия продавала под маркой «Даймлер» сотни машин по всему миру. По настоянию Луцкого в Россию эти машины шли под маркой «Даймлер-Луцкой». Борис Григорьевич настаивал, чтобы двигатели под названием «Даймлер-Луцкой» продавались не только в России, но и по всему миру, но в этом ему было отказано.

Луцкий работал у Даймлера и на Даймлера. В этом, как утверждают многие историки и летописцы автомобиля, и была причина малоизвестности Луцкого и коммерческого успеха Даймлера: последний пользовался идеями и конструкторским гением русского инженера…

11 Февраль 2008

С.Сентябрьский

Использованы фото из различных источников

TopCar

Использованная литература:

А.Д.Рубец. История автомобильного транспорта России. М., 2003 г., 300 с.

К.В.Шляхтинский. Автомобиль в России (очерки истории русского автомобилизма). М.. 1993 г., 96 с

Л.М.Шугуров. Автомобили России и СССР. М., 1993 г., 252 с.

АвтоОбоз © 1999-2017. Версия 4.0. Идея и создание: Александр Флегентов

Яндекс.Метрика