«Токмо правима будет инструментами…»

Постоянные читатели нашего журнала, наверное, помнят Никиту Иванова. О нем мы писали в «ЮТ» №5 за 1989 год. Никита создал свой домашний музей, в котором около 2500 экспонатов — открытки, вырезки, значки, просто интересные заметки, посвященные старым автомобилем.

Жаль, что такое богатство лежит мертвым грузом, рассудили мы. И предложили Никите поделитьсв собранными сведениями — подготовить для журнала серию статей, посвященных интересным страницам истории транспорта. Итак, первая публикация.

tokmo-pravima-budet1Наверное, вам будет интересно, как пришло ко мне это увлечение. По крайней мере в письмах, которые я получил после прошлогодней публикации в «ЮТе», ребята задают этот вопрос. Было это так. Однажды мне подарили серию красивых открыток, на которых были изображены старинные автомобили. Они мне так понравились, что с той поры я и стал собирать все, относящееся к поре зарождения автомобилизма: спичечные этикетки, марки, маленькие сувенирные модели и т. д.

Пока собиралась коллекция, мне пришлось перевернуть гору литературы, чтобы узнать, изображения каких автомобилей попали ко мне. Сколько удивительного я узнал! Выражаю благодарность редакции за возможность поделиться с вами накопленными сведениями и приступаю к первому рассказу.

I

«Без лошади! Сам катится!..» — в ужасе восклицали люди, видя странный экипаж, который, стуча колесами, ехал по булыжной мостовой города. Лошади, запряженные в повозки, шарахались в сторону от него, давя народ.

Все это происходило в самом начале XV века, в городе Аугс-бурге, в Германии. В коляске, так всех перепугавшей, восседал ее создатель — плотник Вальтер Готланд. Перетягивая кольцевой канат, изобретатель приводил во вращение два деревянных барабана. Нижний, имевший продольные рейки, через зубчатое колесо вращал заднюю ось.

Надо заметить, что руля и поворотных колес не было. При необходимости ездок вылезал из повозки, приподнимал «чудо-экипаж» и передвигал в нужную сторону. Скорость была ничтожна — меньше, чем у пешехода. И перевозил экипаж Готланда всего одного человека. Но это было начало…

Механик Огюст из Мемминге-ма в 1447 году построил уже гигантскую «самодвижущуюся машину», установленную на четырех огромных колесах и предназначенную для перевозки нескольких десятков человек одновременно. Посредством хитроумных приспособлений, механизмов, рычагов, валиков, воротов, установленных внутри экипажа, люди приводили в движение колеса повозки. Благодаря этому несколько повышалась скорость и проходимость машины: если одно из колес застревало, другие могли вытянуть повозку. Вот вам прообраз автомобиля-вездехода со всеми ведущими колесами.

И это не единственная конструкция подобного рода. В 1514 году коляску, похожую на экипаж Готланда, спроектировал великий ученый и художник эпо-
хи Возрождения — Леонардо да Винчи. Правда, он так и не смог воплотить свой проект в жизнь. Я очень жалею об этом — очень интересная, наверное, получилась бы машина.

Еще одну необычную «самобеглую коляску» создал в 1459 году немецкий гравер и художник Альбрехт Дюрер. Она предназначалась для парадного шествия императора Максимилиана I и представляла собой шестиметровое колесо-обруч. Трое слуг переступали по внутренней стороне обруча и толкали экипаж вперед. Направление движения регулировал длинным рычагом другой шедший рядом слуга.

В 1519 году А. Дюрер спроектировал другую коляску. Ее приводил в движение слуга, шагавший по бесконечной лестнице, сделанной в форме колеса с выступающими спицами. Через систему валов и рычагов усилие передавалось на задние колеса. А еще через семь лет появился другой экипаж, построенный по заказу Карла V. Два человека вращали горизонтальные валы, которые, в свою очередь, с помощью червячной передачи крутили колеса и передвигали экипаж1.

Нравится мне и созданная в 1588 году «самокатка» Бертоль-да Хольцшуйера. Она забавна. Сидящие сзади два человека с помощью приспособления, похожего на ручную мельницу, вращали барабаны с вертикальными рейками, установленные на задних колесах. Руля не было.

Наконец, в 1685 году Штефан Фаффнер, безногий часовщик из городка Альтберга под Нюрнбергом, собрал кресло на трех колесах, «на котором сам мог ездить в костел без чьей-либо помощи». Крутя особые ручки по бокам коляски, Фаффнер посредством системы пружин и шестеренок, как в привычном ему часовом механизме, приводил во вращение единственное переднее колесо. Скорость, конечно же, была невелика, но все же коляска двигалась, и Фаффнер не опаздывал на свои встречи с Богом.

II

Строили «самобеглые коляски» и русские изобретатели. 21 июня 1751 года крестьянин Нижегородской губернии, талантливый изобретатель-самоучка, наделенный большой смекалкой и фантазией,— Леонтий Лукьянович Шамшуренков направил в сенатскую комиссию в Москве прошение о выдаче ему разрешения и оказании финансовой помощи для «сделания коляски самобеглой, что может бегать без лошади». Такую коляску он, Леонтий, было написано далее, «сделать может подлинно, изобретенными им машинами, на четырех колесах, с инструментами так, что она будет бегать и без лошади, токмо правима будет через инструменты двумя человеками, стоящими на той же коляске, кроме сидящих в ней праздных людей, а бегать будет хотя через какие дальние расстояния и не только по ровному местоположению, но и к горе, будет где не весьма крутое место»…

На изготовление такой коляски Шамшуренков просил из казны «денег не более 30 рублей», и в просьбе не было отказано. Через год Шамшуренкова вызвали в Санкт-Петербург, где он «со всем поспешанием» приступил к исполнению своего замысла. К 1 ноября 1752 года коляска была полностью закончена и опробована. Мы с вами можем лишь сожалеть, что до нас не дошли ни чертежи, ни рисунки, ни даже толковое описание. Ясно лишь, что она имела четыре колеса и закрытый кузов, в котором располагались пассажиры. Слуги же, сидя на открытой скамье, вращали педали привода на задние колеса и управляли движением экипажа.

Еще через год 60-летний изобретатель вновь пишет в высокие инстанции о возможности сделать еще и «сани, которые будут ходить без лошадей…». Далее Шамшуренков добавляет: «А хотя прежде сделанная мною коляска находится и в действии, но токмо не так в скором ходу, и ежели еще позволено будет, то могу сделать той прежней уборнее и ходу скорее и прочнее мастерством…»

На сей раз Шамшуренкову отказали в его прошении. А вскоре о нем и его «самобеглой коляске», какое-то время развлекавшей гостей при дворе Екатерины I, забыли. Так что волокитчики и бюрократы юди-лись во всякие времена…

В 1784 году другой талантливый русский изобретатель-са-моучка — вы прекрасно знаете его имя, это Иван Петрович Кулибин — также начал работу над «самобеглой коляской» и закончил ее в 1791 году. Она имела немало прогрессивных (даже для сегодняшнего дня) конструкторских решений. Основу экипажа составляла деревянная рама из двух продольных брусьев, соединенных поперечинами. Спереди к ней крепился поворотный круг, подобный экипажному, но с одиночным колесом, управляемым рычагом через систему тяг. Сзади на раме были установлены два других колеса, но большего диаметра. На запятках, держась за спинку кресла, стоял человек, поочередно нажимавший педали-«туфли». Они посредством тяг и храповых механизмов приводили горизонтальный маховик, облегчавший работу «движителя» и смягчавший ход экипажа. В свою очередь, вращение вертикального вала маховика передавалось на ведущее правое заднее колесо через… ступенчатую коробку передач! Это, пожалуй, и есть самое удивительное во всей коляске.

Прообраз современной коробки передач выглядел так.

На оси колеса располагался барабан с тремя зубчатыми венцами различного диаметра и неодинаковым количеством зубьев. Шестерня продольного вала двигалась по диаметру барабана и могла входить в зацепление с каждым из венцов, изменяя передаточное число, а следовательно, скорость вращения колес и прилагаемое усилие.

Кроме того «самокатка» имела механизм свободного хода, который позволял человеку-двигателю отдыхать, когда повозка катилась сама, за счет инерции. Наконец, в коляске Кулибина колеса перекатывались по осям на трех особых катках, то есть подшипниках!

Впрочем, несмотря на все новшества, чиновники, плохо разбиравшиеся в технике, сочли изобретение талантливого самоучки «бесполезным и ник-
чемным». А у самого Кулибина не хватало средств. И все-таки как здорово, что до наших дней сохранились подробные чертежи, описание конструкции этого экипажа. И в 1978 году по ним была построена действующая модель «самокатки», сейчас экспонирующаяся в автомобильном отделе Политехнического музея в Москве.

III

Несколько конструкций, аналогичных кулибинской, было построено в Англии XVIII века. Так, в 1761 году изобретатель Овенден создал четырехколесный экипаж, приводимый в движение лакеем, стоявшим сзади в большом ящике и «плясавшим» на двух поднимавшихся и опускавшихся досках. Чтобы не потерять равновесия, он дер-

жался за ременную петлю. Владелец экипажа, защищенный от доЖДЯ подъемным матерчатым верхом, управлял коляской с помощью… вожжей, привязанных к рулю. Ожидалось, что слуга «с легкостью» будет обеспечивать скорость 6 миль/ч, а «с особым усердием» — 9 или даже 10 миль/ч. Это ни мало ни много, а около 18 километров в час.

Подобную коляску сконструировал также Джон Беверс. Она, кстати, тоже не получила практического применения и служила лишь игрушкой при дворе королевы. Живой «двигатель» оказался слишком слаб и ненадежен.

И вот американцы, перенимавшие в те времена все новинки у англичан, попытались пойти дальше. Например, «сногсшибательная» идея, предложенная неким Мейемом из Буффало, заключалась в применении для движения принципа беличьего колеса, но с… собаками! Переднее колесо его повозки имело вид барабана, в котором и бежали животные. Представьте себе эту громыхающую и лающую машину!

IV

Позднее, в XVIII—XIX веках, мускульные «самокатки» вообще исчезли с дорог, вытесненные паро-г электро- и автомобилями. Единственными экипажами, в которых удалось практически использовать силу мускулов человека, оказались велосипеды, распространившиеся в конце XIX века. Именно они да появившиеся в последние годы веломобили продолжают эстафету «самобеглых кол ясок», порой небезуспешно конкурируя с обычным автотранспортом.
Веломобили не шумят, не загрязняют атмосферу, маневре нны и достаточно быстроходны — некоторые модели позволяют развивать скорость до 40—60 км/ч.

Поэтому на улицах многих городов мира все чаще можно увидеть в потоке автотранспорта небольшие безмоторные машины на 1—2 человек. Веломобили оказались удобны не только для личного пользования, но и для работы рассыльных, почтальонов, врачей…

Так что мускульный привод еще не сказал своего последнего слова.


 1 Как видите, у сказочного экипажа, на котором ездил Четырехглазый из повести Кира Булычева (см. «ЮТ» №7-9 за 1989 год), были реальные предшественники.—Ред.).

Никита Иванов, рисунки В. РОДИНА, Юный техник, №1, 1990

tokmo-pravima-budet2 tokmo-pravima-budet3 tokmo-pravima-budet4 tokmo-pravima-budet5 tokmo-pravima-budet6 tokmo-pravima-budet7

АвтоОбоз © 1999-2017. Версия 4.0. Идея и создание: Александр Флегентов

Яндекс.Метрика