Фигурка на радиаторе

© Манас ИКСАНОВ
Фото из архива автора
Опубликована в газете «КОЛЕСА» (Алматы)
сентябрь 1998 г.
(публикуется с разрешения автора)

Первыми средствами передвижения человека, на которых обосновались скульптурные изображения, стали военные и торговые суда античности. Фигура божества, устанавливаемая в носовой части корабля, должна была покровительствовать и оберегать мореплавателей от всяческих напастей в пути, Многовековая традиция не угасла со временем, и когда парусники исчезли с океанских просторов, причудливые фигурки перекочевали на передки только что появившихся автомобилей.

Миниатюрные скульптурные украшения изначально являлись привилегией дорогих машин высшего класса, сверкавших наружным хромом, имевших роскошный салон, обитый кожей и красным деревом, с оконными рамами из слоновой кости и светильниками из хрусталя. Такие автомобили сами по себе были произведениями искусства, и неудивительно, что их фасад венчали подобающие рангу посеребренные или золоченые статуэтки.

Одной из самых известных накапотных фигурок стал Дух Экстаза фирмы Rolls-Royce: миловидная девушка с руками-крыльями с 1911 года завершала центр пятиугольного радиатора, напоминающего фронтон древнегреческого храма. Прозванная в обиходе Эмили, фигурка на ранних моделях Rolls-Royce вначале стояла на коленях. Но затем руководство компании, поставлявшей свою продукцию коронованным и некоронованным властителям мира, сочло такую позу неуместной, и тогда-то девушка выпрямилась. Вот так, в полный рост, и стоит она до сих пор, став такой же традиционной принадлежностью всех без исключения «роллс-ройсов» как долговечность, бесшумность и надежность.

Заслуженной славой пользовалась Hispano-Suiza, зачастую именуемая французским Rolls-Royce. И в самом деле в истории двух фирм есть немало общего — основной деятельностью обеих был выпуск авиационных и прочих двигателей, и обе между делом строили великолепные высококачественные автомобили штучного производства.

«Испано-Сюиза» — означает «испано-швейцарская», поскольку ее основатель и главный конструктор Марк Биркигт родился в Швейцарии, а свою деятельность начал в Барселоне. В 1919 году с пробки радиатора «испано-сюизы» в небеса взмыл аист — так компания увековечила память о знаменитом французском асе Жорже Гинеме, погибшем во время Первой мировой войны. Капитан Гинеме командовал эскадрильей, истребители которой несли на своем борту эмблему летящего аиста, а внутри каждого самолета билось многоцилиндровое «сердце» от Hispano-Suiza.

Непосредственно с авиацией была связана и другая французская компания – Voisin, производившая одноименные боевые самолеты для союзников ло Антанте. Основали ее братья Вуазен. После смерти старшего дело продолжил младший — Габриэль, и однажды он решил попробовать свои силы в автомобилестроении. Попытка удалась — четырехколесные «вуазены» получились отменными ходоками. Габриэль, используя авиационные наработки, создавал передовые конструкции с изящными и прочными цельнометаллическими кузовами. Следуя тогдашней моде, «вуазены» оснащались стилизованной птичкой с задранными кверху крыльями. Местные острословы вскорости эту птичку фамильярно прозвали «ля кокотт», что в переводе могло означать и «цыпленка», и «кокотку», то есть даму легкого нрава. Габриэль Вуазен на это прозвище очень обиделся, хотел вообще упразднить накапотную фигурку — как лишнюю деталь, но потом, к счастью, передумал.

Вообще крылатые» мотивы доминировали в автомобильной скульптуре. Птицы или окрыленные человечки стояли на радиаторах швейцарских Pic-Рic (такое забавное название произошло от расширенных инициалов создателя машин — инженера Пикара Пиктэ), американских Auburn, итальянских Isotta-Fraschini (помните голубую мечту Адама Козлевича из «Золотого теленка»?). Шикарные заокеанские Packard имели даже две статуэтки на выбор – лебедя с грациозно изогнутой шеей или опять-таки крылатую дамочку с колесом в руках. Логического завершения подобная тенденция достигла германского Horch – там крыльями снабдили… земной шар.

На мысль о скорости натая кивали скульптурные изображения руки с натянутой тетивой и стрел, стреляющего лучника и т.п. Стрелы довольно долг продержались на итальянских Ansaldo, американских Pierce-Arrow, немецких Austro-Daimler. Производители массовых Buick и Cadillac незамысловато украсили свои детища рвущимися вперед особами женского пола. А вот Audi в 20-е годы в качестве символа предпочла единицу, слегка отклоненную назад. Да, самую натуральную единицу, издали напоминавшую просто крючок. Так фирма намекала покупателям о превосходстве своих изделий над продукцией конкурентов.

Не забывали и животных: уж чему-чему, а этому у матушки-природы всегда можно было чему поучиться. На радиаторной пробке лимузинов Lincoln периода 20-30-х в стремительном прыжке застыл «серебряный пес» — фигурка поджарой гончей.

Вздыбленный слон венчал творения Этторе Бугатти: построенные в 1928 — 1932 годах семь эксклюзивных Bugatti 41 Royale так и остались непревзойденными шедеврами в истории мирового автомобилестроения. Чего стоили громадный 14,7-литровый мотор, колеса метрового диаметра и экстравагантный дизайн, показал результат торгов на лондонском аукционе «Кристи» 16 ноября 1987 года, когда одна из уцелевших «Бугатти» «королевской серии» была продана за рекордную сумму в 5 миллионов фунтов стерлингов.

Всегда в фаворе хищники породы кошачьих. Интересно, что импозантный Jaguar poдился как «птичка» – машины британской фирмы назвались Swallow — «Ласточка». Однако для мощной спортивной модели 1935 года отцы-основатели придумали новое, соответствующее духу времени имя, позаимствовав его у пятнистой кошки из амазонской сельвы. По этому случаю известный скульптор Гордон Ф. Кросби изваял фигурку прыгающего ягуара. К слову сказать, украшение это не входило в стандартную комплектацию машины, а предлагалось за отдельную плату, причем весьма высокую.

Символ Peugeot – стоящий на задних лапах лев – перешел на радиатор с фамильного герба Пежо. Указанное дворянское семейство еще в прошлом веке занималось изготовлением кофемолок и велосипедов, пока в 1890 году не переключилось на автомобили.

Говоря о накапотных зверюшках, нельзя не вспомнить литого нижегородского оленя, впервые появившегося в 1950 году на ГАЗ-12, а затем и на 21-й «Волге». У него тоже геральдические корни, ведь герб Нижнего Новгорода – бегущий олень на червленом поле. Старые водители с теплотой вспоминают симпатичных медведей, глядевших с капотов ЯАЗов. Они «вымерли», когда производство грузовиков перевели из Ярославля в Кременчуг.

Были и экзотические примеры. Голова римской богини Минервы — покровительницы искусств, науки, ремесел и войны, возвышалась над передком люксовых машин ныне уже забытой бельгийской фирмы Minerva. Зато американский Pontiac обзавелся фигуркой индейца. Дело в том, что легковушки этой марки выпускаются в городе Понтиак, который, в свою очередь, был назван в честь вождя племени североамериканских индейцев племени отова. Крикливая реклама величала Pontiac не иначе как «вождем шестицилиндровых» — по аналогии с «вождем краснокожих».

Коротким оказался век накапотных фигурок. Они исчезли в силу разных причин. Тут тебе и требования безопасности к автомобилю, и несоответствие современной кузовной стилистике, соображения практичности наконец. Вместо объемных и весомых туиьтурок на радиаторных решетках машин 90-x стоят легкие поворотно-откидывающиеся эмблемы вроде трехлучевой мерседесовской звезды или накапотных медальонов «американцев». Но нет правил без исключений. До сих пор продолжает традицию респектабельный Rolls-Royce, а на грузовиках Mack восседает задорный бульдожха. И все же фигурки с радиаторов навсегда ушли в историю…

АвтоОбоз © 1999-2017. Версия 4.0. Идея и создание: Александр Флегентов

Яндекс.Метрика